December 3rd, 2007

amatller

Больше о Трехпрудном 11/13

Замечательные воспоминания alla_rm, поселившейся в доме в конце 80-х:

Квартира состоит из 4-х комнат, которые в свое время располагались анфиладой. В каждой комнате разные кладки паркета, а также разные лепнины. В парадных комнатах (первые 2 от входа) лепнины располагаются по углам, а так же в центре. В двух остальных комнатах — только центральные розетки. В каждой комнате есть в полу вентеляционная отдушина, в виде резной латунной пластины. Одна из комнат имеет «срезанный» угол, таким образом комната имеет форму неправильного пятиугольника.
Кухня до революции была разделена на 2 части — сама кухня и комната для прислуги, в которой распологалось узкое окно (если посмотреть на дом со стороны Козихи, то сразу будут заметны эти маленькие окна). Также на кухне располагалась дверь на черную лестницу, по которой зеленщик приносил продукты. Батарея на кухне не внизу, а между окнами и имеет совершенно необъясниму форму (представьте себе открытую книгу, страницы которой зависли в воздухе. А теперь, обложки этой книги складывают вместе, так чтобы получился круг, а страницы при это остаются открытыми). Под окнами на кухне располагались естественные холодильники — пустое пространство в стене. Потолки на кухне имеют арочную конструкцию.
Ручки на входных дверях были очень массивными из латуни. Говорят, что году так в 85м утром ни у одной двери не осталось ручки — кто-то поскручивал. У нас, к счастью, она осталась, т. к. предыдущий хозяин нашей квартиры был сообразительным дядькой (большое ему спасибо за перебранный паркет, а также размытые лепнины, кот. были замазаны наглухо годами коммунального проживания)
Сам подъезд очень просторный, квартиры в нем располагаются как на этажах, так и на бельэтажном пространстве (можно так выразится?). Те квартиры, которые со стороны Козихи, на пол этажа ниже тех квартир, которые со стороны Трехпрудного. Получается, что лестница как бы «опоясывает» периметр подъезда, образуя посередине огромное пустое пространство, которое подсвещается со стороны чердака. Чердак, в свою очередь, со стороны подъезда выложен из матового стекла, что дает в солнечный день практически естественное освещение подъезда. Так же есть еще 2 квартиры, которые располагаются на 1 этаже, еще до лестницы к лифту.
Дом, как и теперь, огораживался воротами со стороны Трехпрудного и Козихи. Говорят, между домами был сквер.
Так же ходили слухи, что в одной из квартир в 20е годы был карточный притон, который любили посещать Есенин с Маяковским (но это все на уровне не подтвержденных слухов).
В советские годы, в том месте где сейчас располагается ресторан «чайхона», был знаменитый Винный Магазин. С самого утра премерзкие личности выстраивлись в очереди возле него. Говорят, многие после зоны, ЛТП и т. д. не помнили даже своего имени, но они всегда четко помнили адрес — Трехпрудный 11/13. В те годы проживание в этом доме было как наказание. Мы переехали туда в последний год существования этого ужаса, но я его очень хорошо помню. Те квартиры, кот. были на самом 1м этаже, были для лимиты. В них двери никогда не закрывались! О том что сегодня в магазине давали портвейн, я знала по красным лужам около входа в лифт (был у нас один такой, который до 2го этажа не мог дойти).

Совершенно замечательно прояснен вопрос холодильников)) Вот здесь уже приводилось описание подобных устройств в доме Нирнзее в Большом Гнездниковском. Выходит, это распространенная «архитектурная деталь» домов начала XX века. В Гнездниковском она описана так:


В основной комнате сбоку от главного есть специальные окна. Их размеры крошечные, оба выходят на улицу. Из-за того что в них вмонтированы зеркала, ниши кажутся довольно вместительными. Однако это не так. Как ни странно, эти ниши в первые годы существования здания выполняли функцию холодильника. Каждый раз, приготавливая пищу, хозяева квартир поминают добрым словом инженера-строителя Эрнста-Рихарда Нирнзее.