October 7th, 2008

amatller

Ужастики встретились)

В 1913 году в Большом Гнездниковском переулке неподалеку от Страстной, ныне Пушкинской, площади было построено самое высокое на тот момент жилое здание Москвы. Автор проекта, застройщик и первый владелец Эрнст-Рихард Карловичу Нирнзее построил в Москве четыре десятка домов, но домом Нирнзее называется именно этот. В доме имелись своя телефонная подстанция, электрические лифты; двери были оборудованы электрическими звонками, а на крыше был расположен летний ресторан «Крыша», при котором работал «Театр миниатюр с музыкой». Имелась также и смотровая площадка. Однако своему владельцу это здание не принесло ни счастья, ни доходов. Еще незадолго до заселения дома над крышей его люди стали замечать какие-то странные огоньки. Напрасно образованная публика объясняла необразованной, что это огни святого Эльма — возникающий при большой напряжённости электрического поля в атмосфере разряд в форме светящихся пучков. Москвичи называли эти огоньки чёртовыми фонарями и объясняли их проклятьем, лежащим на этом доме.

И действительно, еще до окончания строительства в доме возник пожар, и хотя его быстро удалось ликвидировать, причины его отыскать так и не удалось.

Однако самое странное началось после заселения. Как только Рихард Карлович вселился в этот дом, переехав оттуда из своего семиэтажного «Дома со скворечником» в Трехтрубном переулке, на его голову посыпались неприятность за неприятностью. Буквально на третий день супруга архитектора и домовладельца Варвара Романовна подвернула ногу на лестнице и надолго слегла с растяжением. Но это было только начало. Очень скоро она стала слышать «голоса». Эрнст Карлович возил ее по докторам, но те находили ее здоровой. Вскоре на «голоса» стали жаловаться и другие жильцы дома, а супруга надворного советника Селезнева даже обвинила домовладельца в том, что он сам разводит голоса при помощи каких-то акустических устройств. Тщетно Нирнзее объяснял жильцам, что это ему просто невыгодно, поскольку ему надобно не отпугивать, а привлекать постояльцев, но вслед за обвинениями в разведении потусторонних голосов последовали и обвинения в шпионаже в пользу Германии. Говорили, что он нарочно выстроил дом возле здания «охранки», чтобы наблюдать за его сотрудниками. Тут как назло началась первая мировая война, и квартира Нирнзее подверглась погрому. В довершение ко всему, старший сын Карл ни с того ни с сего начал много пить и вскоре по пьяни упал с крыши этого дома, где, кстати, находился летний ресторан «Крыша».

Что это было, самоубийство, случайное падение в пьяном состоянии или его кто-то сбросил, выяснить не удалось, но падение Карла стало началом целого ряда подобных происшествий. Некоторые люди нарочно приходили в «Крышу», чтобы сброситься с крыши, а некоторые падали с крыши по неизвестной причине. Однажды одного приличного господина поймали буквально за пиджак, когда он перелезал через ограждение. Когда его спросили, почему он хотел свести счеты с жизнью, он заявил, что вовсе не собирался этого делать, а на него нашло какое-то помутнение сознания.

Чтобы очистить дом от злого рока, хотели пригласить священника из расположенного поблизости Страстного монастыря. Однако иеромонахи наотрез отказались, сказав «не нами проклято, не нам и снимать проклятие».

В конце концов, 11 августа 1915 года домовладелец продал дом банкиру Дмитрию Леоновичу Рубинштейну за 2 миллиона 100 тысяч рублей. Рубинштейн был другом Распутина и однажды сам Распутин приехал очищать дом, от которого отказалась церковь. После его заговоров, несчастья в доме временно прекратились, а голоса и огоньки временно исчезли.


Нашелся этот текст здесь. Представляет его некое Новое Планетарное Телевидение Молодежи в рубрике «В гостях у сказочника». Хороши, я так полагаю, сказки, бедные дети)) Но мне впервые стало непонятно и интересно, откуда взята информация. Нигде еще такого не читала. Причем фактологически это звучит очень неплохо. Нирнзее, действительно, переехал в Большой Гнездниковский из «дома со скворечником» (только не из Трехтрубного, а из Трехпрудного, но это ж мелочи, может быть даже описка). И у него действительно была жена Варвара Романовна. Вот только про сына Карла вообще ничего не знаю. А откуда все остальные «подробности»? Бродящие по дому байки? Или что-то мелькало тогда в прессе?