November 25th, 2008

amatller

Елена Костюченко. Средства для разогрева строительного рынка


Новая газета, № 87, 24.11.2008

PS. Подпись под этой фотографией в газете: Климашкина, 7/11. После пожара
Но с этим пожаром что-то удивительное. Я уже писала, что была там после и не видела никаких следов. Снаружи просто никаких. Я понимаю, что поджог с целью уничтожения — это реальность и просто универсальный способ… Но как можно в данном случае писать, что дом сгорел, а два этажа полностью выгорели? А то что показано на фотографии — явные следы разрушения здания строителями при его т. н. «реконструкции», которая ведется уже не первый месяц. Так что не пожаром уничтожили цельное здание, а сначала вычистили все интерьеры и перекрытия. В доме реально остались только стены, и те изрядно покалеченные.

amatller

Точечная застройка в Москве: новый скандал

Газета.Ru, 24.11.2008 12:08 — о встрече депутата Митрохина с жителями Пресни

PS. Та же фигня. Господа, может я чего не понимаю, но вот в статье пишут про «особняк 19 века в соседнем Большом Тишинском переулке», дом 30/44. Пишут, что он горел и «был приведен в необратимое состояние». Дескать, после этого — только снос и перестройка. Да, он был сильно пожжен, но неужели такое состояние называется необратимым? Неужели такой дом не подлежит реставрации? Насколько я понимаю, это не так.
amatller

О переименовании этого журнала

Раньше он назывался Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее.
А теперь — Эрнест Ришард Карлович Нирнзее.
В чем разница? — Только в способе написания по-русски имени архитектора.
Вопрос это, конечно, старый и спорный. Но постараюсь объяснить, как смогу.

Вот что я знаю об имени Нирнзее
Существует несколько вариантов. Владимир Бессонов называет архитектора Эрнстом-Рихардом (а, собственно, так сначала и назывался журнал). Мария Нащокина пишет имя иначе: Эрнест (с полногласной -е-) Ришард (второе имя она пишет в скобках, вероятно, как не использовавшееся активно). При этом оба исследователя придерживаются одного варианта фамилии: Нирнзее. Вариант Бессонова – Эрнст-Рихард Нирнзее – скорее немецкий. Это и понятно – фамилия архитектора явно немецкого происхождения. Вариант Нащокиной – Эрнест (Ришард) Нирнзее – польский, что тоже, кажется, справедливо: семья приехала в Россию из Польши, а Эрнест Карлович, живя и работая в Москве, называл себя варшавским жителем и варшавским мещанином.

По-разному произносится и фамилия. Ясно, что она довольно сложная для русского слуха. Кто-то говорит, ломая язык, Нирнзее – для русского языка такое сочетание согласных невозможно. Кто-то использует более удобный вариант Нирензее, добавляя гласную. Так нередко говорят люди старого поколения, чья молодость пришлась на первую половину XX века.

Ну и, наконец, что я видела в архивах. В официальных бумагах, непосредственно касающихся деятельности Нирнзее в России, первоначально написание фамилии было очень неустойчивым. В конце XIX века чередуются три варианта ее написания: Нирензее, Нерензее и Нирнзе. В документах самого начала XX века встречаются два основных варианта: Нирнзее и Нирнзе (в одном случае даже написано Нирнзее и последнее «е» зачеркнуто). И, наконец, начиная в 1902 года, в документах, где мы видим подпись самого архитектора, написание имени однозначно: Эрнест Ришард Карлович Нирнзее.
amatller

Об архитекторе Гашинском

«Новая газета» продолжает называть архитектора дома 7/11 по улице Климашкина Гасинским:
Дом 7/11 — старинный доходный дом архитектора Гасинского (первое упоминание этого архитектора в газете — здесь).
И уже интернет стал потихоньку ссылаться на эти упоминания и на мои, кстати, здесь)))
А не было такого архитектора. Был архитектор Виктор Гашинский. И именно в его рабочем списке значится дом по улице Климашкина (так же как этот дом значится в списке работ Нирнзее).

В интернете о нем находится небольшая справка, цитируемая на разных энциклопедических сайтах без указания источника (воспроизведено, например, здесь и здесь):

Гашинский, Виктор Антонович (1878—1935, Москва)

Окончил Моск. ун-т. Имел звание инж.-мех. С 1907 практиковал в Москве, выстроил доходные дома по Б. Садовой ул, 6 (1916), 4-й Тверской-Ямской ул., 12 (1913), ул. Климашкина, 7 (1912). В 1920-х работал в Моск. управлении здравоохранения. Похоронен на Ново-Донском кладбище.

Соч.: Строительство лечебных учреждений в Москве // СМ. — 1928. — № 2.

Ист.: Центральный исторический архив г. Москвы, ф. 46, оп. 9, д. 19.

Это информация из иллюстрированного биографического словаря «Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассики (1830-е—1917 годы)». М., 1998. Но в ней есть по крайней мере одна явная неточность: Виктор Антонович Гашинский учился не в Московском университете, а в Императорском Московском Техническом училище (ИМТУ, нынешняя Бауманка).

В следующем посте расскажу, что знаю об архитекторе Гашинском.


amatller

Виктор Антонович Гашинский (1878—1935)

Родился Виктор Гашинский 14 декабря 1878 года в городе Балте Подольской губернии, в семье служащего Юго-Западных железных дорог Антония Гашинского и Марии Гашинской, урожденной Куницкой. Вероисповедания был Римско-Католического. Числился мещанином заштатного города Вербовца. Учился в Елисаветградском Земском Реальном училище.
Виктор Гашинский, 1898
Это, по всей очевидности, фотография 1898 года. То есть Гашинскому 20 лет и он поступает на Механическое отделение Императорского Московского Технического училища. Летнюю практику проходит на Юго-Западных железных дорогах. Оканчивает училище в 1907 году со званием инженера-механика.

Из диплома:
Согласно Высочайше утвержденному 5 января 1904 года мнению Государственного Совета, пользуется правом производства всякого рода строительных работ и составления проектов всяких зданий и сооружений. Равным образом предоставляется занимать по Министерству Путей Сообщения должности, с коими соединено производство строительных работ.

А вот дальше не знаю. Есть очень краткий перечень его работ в справочнике «Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассики (1830-е—1917 годы)»:
ул. Климашкина, 7 (1912),
4-я Тверская-Ямская ул., 12 (1913),
Б. Садовая ул, 6 (1916).

Удивительным образом два из перечисленных трех строений связывают Гашинского с архитектором Нирнзее. В этом журнале есть информация и про дом 12 по 4-й Тверской-Ямской улице, и про дом 7/11 по улице Климашкина. Оба они включены в список работ архитектора Нирнзее, составленный Марией Нащокиной. Могу только предположить, что Виктор Гашинский был сотрудником архитектурного бюро Нирнзее.

Справочник «Зодчие Москвы» сообщает также, что в 1920-х годах Гашинский работал в Московском управлении здравоохранения. Умер в 1935-м и похоронен на Ново-Донском кладбище.