Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

amatller

Трехпрудный-Козихинский: бабушкина квартира

Этот рисунок прислала мне одна из жильцов дома Нирнзее по Большому Козихинскому (и Трехпрудному). Это план квартиры, какой она была с середины 50-х до середины 60-х.


Лиловые — двери, голубые — окна

Collapse )
amatller

Дом на углу Большого Тишинского и Малой Грузинской


А вот дома 44/30 по Малой Грузинской уже практически не существует. Несмотря на то, что в какой-то момент его снос как будто бы удалось остановить: На Пресне остановлен снос исторического здания (04.01.2009).
Два крыла — по Малой Грузинской и по Большому Тишинскому — уничтожены полностью. От здания остались только две центральные фасадные стены, разумеется, уже без окон и наличников — только проломы. Все что за ними — пустое пространство и груда обломков. Смотреть на это жутко.

Вести Москва, 22.02.09: Полина Ермолаева. Городские дозорные выходят на след (есть видео)

Дом в Большом Тишинском был построен в 1911, архитектором Угличаниным, изящный образец неоклассического модерна. Композиционно он состоял из трех частей, но это было единое архитектурное целое. Местные жители пытались поставить его на охрану, но статус памятника дом так и не получил. Эксперты Москомнаследия признали его «исторически ценным градоформирующим объектом». Красивый титул оказался без привилегий.

«Дом не будет снесен. По плану получается, что это не точечная застройка, а реконструкция, реставрация: будет пристроено с одной стороны три этажа, по Малой Грузинской — семь», — заявил Василий Князев, прораб ООО «Волго-Вятская строительная компания».
amatller

Виктор Антонович Гашинский (1878—1935)

Родился Виктор Гашинский 14 декабря 1878 года в городе Балте Подольской губернии, в семье служащего Юго-Западных железных дорог Антония Гашинского и Марии Гашинской, урожденной Куницкой. Вероисповедания был Римско-Католического. Числился мещанином заштатного города Вербовца. Учился в Елисаветградском Земском Реальном училище.
Виктор Гашинский, 1898
Это, по всей очевидности, фотография 1898 года. То есть Гашинскому 20 лет и он поступает на Механическое отделение Императорского Московского Технического училища. Летнюю практику проходит на Юго-Западных железных дорогах. Оканчивает училище в 1907 году со званием инженера-механика.

Из диплома:
Согласно Высочайше утвержденному 5 января 1904 года мнению Государственного Совета, пользуется правом производства всякого рода строительных работ и составления проектов всяких зданий и сооружений. Равным образом предоставляется занимать по Министерству Путей Сообщения должности, с коими соединено производство строительных работ.

А вот дальше не знаю. Есть очень краткий перечень его работ в справочнике «Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассики (1830-е—1917 годы)»:
ул. Климашкина, 7 (1912),
4-я Тверская-Ямская ул., 12 (1913),
Б. Садовая ул, 6 (1916).

Удивительным образом два из перечисленных трех строений связывают Гашинского с архитектором Нирнзее. В этом журнале есть информация и про дом 12 по 4-й Тверской-Ямской улице, и про дом 7/11 по улице Климашкина. Оба они включены в список работ архитектора Нирнзее, составленный Марией Нащокиной. Могу только предположить, что Виктор Гашинский был сотрудником архитектурного бюро Нирнзее.

Справочник «Зодчие Москвы» сообщает также, что в 1920-х годах Гашинский работал в Московском управлении здравоохранения. Умер в 1935-м и похоронен на Ново-Донском кладбище.
amatller

О переименовании этого журнала

Раньше он назывался Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее.
А теперь — Эрнест Ришард Карлович Нирнзее.
В чем разница? — Только в способе написания по-русски имени архитектора.
Вопрос это, конечно, старый и спорный. Но постараюсь объяснить, как смогу.

Вот что я знаю об имени Нирнзее
Существует несколько вариантов. Владимир Бессонов называет архитектора Эрнстом-Рихардом (а, собственно, так сначала и назывался журнал). Мария Нащокина пишет имя иначе: Эрнест (с полногласной -е-) Ришард (второе имя она пишет в скобках, вероятно, как не использовавшееся активно). При этом оба исследователя придерживаются одного варианта фамилии: Нирнзее. Вариант Бессонова – Эрнст-Рихард Нирнзее – скорее немецкий. Это и понятно – фамилия архитектора явно немецкого происхождения. Вариант Нащокиной – Эрнест (Ришард) Нирнзее – польский, что тоже, кажется, справедливо: семья приехала в Россию из Польши, а Эрнест Карлович, живя и работая в Москве, называл себя варшавским жителем и варшавским мещанином.

По-разному произносится и фамилия. Ясно, что она довольно сложная для русского слуха. Кто-то говорит, ломая язык, Нирнзее – для русского языка такое сочетание согласных невозможно. Кто-то использует более удобный вариант Нирензее, добавляя гласную. Так нередко говорят люди старого поколения, чья молодость пришлась на первую половину XX века.

Ну и, наконец, что я видела в архивах. В официальных бумагах, непосредственно касающихся деятельности Нирнзее в России, первоначально написание фамилии было очень неустойчивым. В конце XIX века чередуются три варианта ее написания: Нирензее, Нерензее и Нирнзе. В документах самого начала XX века встречаются два основных варианта: Нирнзее и Нирнзе (в одном случае даже написано Нирнзее и последнее «е» зачеркнуто). И, наконец, начиная в 1902 года, в документах, где мы видим подпись самого архитектора, написание имени однозначно: Эрнест Ришард Карлович Нирнзее.
amatller

Ужастики встретились)

В 1913 году в Большом Гнездниковском переулке неподалеку от Страстной, ныне Пушкинской, площади было построено самое высокое на тот момент жилое здание Москвы. Автор проекта, застройщик и первый владелец Эрнст-Рихард Карловичу Нирнзее построил в Москве четыре десятка домов, но домом Нирнзее называется именно этот. В доме имелись своя телефонная подстанция, электрические лифты; двери были оборудованы электрическими звонками, а на крыше был расположен летний ресторан «Крыша», при котором работал «Театр миниатюр с музыкой». Имелась также и смотровая площадка. Однако своему владельцу это здание не принесло ни счастья, ни доходов. Еще незадолго до заселения дома над крышей его люди стали замечать какие-то странные огоньки. Напрасно образованная публика объясняла необразованной, что это огни святого Эльма — возникающий при большой напряжённости электрического поля в атмосфере разряд в форме светящихся пучков. Москвичи называли эти огоньки чёртовыми фонарями и объясняли их проклятьем, лежащим на этом доме.

И действительно, еще до окончания строительства в доме возник пожар, и хотя его быстро удалось ликвидировать, причины его отыскать так и не удалось.

Однако самое странное началось после заселения. Как только Рихард Карлович вселился в этот дом, переехав оттуда из своего семиэтажного «Дома со скворечником» в Трехтрубном переулке, на его голову посыпались неприятность за неприятностью. Буквально на третий день супруга архитектора и домовладельца Варвара Романовна подвернула ногу на лестнице и надолго слегла с растяжением. Но это было только начало. Очень скоро она стала слышать «голоса». Эрнст Карлович возил ее по докторам, но те находили ее здоровой. Вскоре на «голоса» стали жаловаться и другие жильцы дома, а супруга надворного советника Селезнева даже обвинила домовладельца в том, что он сам разводит голоса при помощи каких-то акустических устройств. Тщетно Нирнзее объяснял жильцам, что это ему просто невыгодно, поскольку ему надобно не отпугивать, а привлекать постояльцев, но вслед за обвинениями в разведении потусторонних голосов последовали и обвинения в шпионаже в пользу Германии. Говорили, что он нарочно выстроил дом возле здания «охранки», чтобы наблюдать за его сотрудниками. Тут как назло началась первая мировая война, и квартира Нирнзее подверглась погрому. В довершение ко всему, старший сын Карл ни с того ни с сего начал много пить и вскоре по пьяни упал с крыши этого дома, где, кстати, находился летний ресторан «Крыша».

Что это было, самоубийство, случайное падение в пьяном состоянии или его кто-то сбросил, выяснить не удалось, но падение Карла стало началом целого ряда подобных происшествий. Некоторые люди нарочно приходили в «Крышу», чтобы сброситься с крыши, а некоторые падали с крыши по неизвестной причине. Однажды одного приличного господина поймали буквально за пиджак, когда он перелезал через ограждение. Когда его спросили, почему он хотел свести счеты с жизнью, он заявил, что вовсе не собирался этого делать, а на него нашло какое-то помутнение сознания.

Чтобы очистить дом от злого рока, хотели пригласить священника из расположенного поблизости Страстного монастыря. Однако иеромонахи наотрез отказались, сказав «не нами проклято, не нам и снимать проклятие».

В конце концов, 11 августа 1915 года домовладелец продал дом банкиру Дмитрию Леоновичу Рубинштейну за 2 миллиона 100 тысяч рублей. Рубинштейн был другом Распутина и однажды сам Распутин приехал очищать дом, от которого отказалась церковь. После его заговоров, несчастья в доме временно прекратились, а голоса и огоньки временно исчезли.


Нашелся этот текст здесь. Представляет его некое Новое Планетарное Телевидение Молодежи в рубрике «В гостях у сказочника». Хороши, я так полагаю, сказки, бедные дети)) Но мне впервые стало непонятно и интересно, откуда взята информация. Нигде еще такого не читала. Причем фактологически это звучит очень неплохо. Нирнзее, действительно, переехал в Большой Гнездниковский из «дома со скворечником» (только не из Трехтрубного, а из Трехпрудного, но это ж мелочи, может быть даже описка). И у него действительно была жена Варвара Романовна. Вот только про сына Карла вообще ничего не знаю. А откуда все остальные «подробности»? Бродящие по дому байки? Или что-то мелькало тогда в прессе?
amatller

Новое о доме Низова на 3-й Тверской-Ямской


У меня когда-то был пост про доходный дом Низова. Это 3-я Тверская-Ямская, 19.

Прежде всего, хочу дать ссылку на замечательный пост pouchkine про дома на Тверских-Ямских: он сравнил два дома, стоящих спиной друг к другу на параллельных улицах. Дом по 3-й Тверской-Ямской, 19 оказался родным братом дома по 2-й Тверской-Ямской, 18.

Если первый украшает зимняя майоликовая картина (ее вы видите выше), то на втором можно разглядеть (хоть и плохо видно, потому что очень высоко) летнюю. Мне до нее дотянуться не удалось((, поэтому позволю себе повесить здесь фотографию pouchkine  


Ну и вот этот замечательный декоративный пояс у двух домов одинаковый:

Подробнее — смотрите в исследовании у pouchkine  

А теперь то новое, что удалось выяснить про два дома.

Дома 18 и 19 по 2-й и 3-й Тверским-Ямским улицам в самом деле принадлежали одному владельцу — Василию Павловичу Низову. Купчая была оформлена 7 марта 1913 года. Согласно описи владения, строения представляют собой каменные пятиэтажные дома с проездными воротами во двор (именно то, что мы видим сейчас). По плану владения, дома абсолютно симметричны относительно общей задней стены и имеют один общий внутренний двор (теперь это, видимо, такой закрытый внутренний колодец, потому что бывшие ворота, как я понимаю, преобразованы в помещения).

И нечто — про третий дом.

Collapse )
amatller

Эхехех

Выяснилось, что дом № 28 по Новослободской улице из вчерашнего поста — «суровый модерн» 1990-х годов постройки. До 1994 года на его месте стоял двухэтажный деревянный дом конца XIX века. А потом сгорел.

Но это еще что. Это еще ладно.

Говорят, царь ненастоящий! Говорят, что дом Нирнзее по Климашкина 7, доходный дом его брата Карла, построил не Нирнзее. Нащокина считает, что в 1912 году Эрнст Нирнзее перестроил прежний дом, принадлежавший Карлу Нирнзее. Но есть мнение, что это был уже не Нирнзее. По версии московских властей, дом построил архитектор Гасинский: «Еще в 2004-м фирма ООО "Фобос" получила разрешение на реконструкцию старинного доходного дома архитектора Гасинского по улице Климашкина 7/11». По версии биографического сайта — Гашинский.

От себя могу сказать, что Карл Нирнзее, действительно, владел участком земли на углу Курбатовского (теперь Климашкина) и Новопресненского переулка 1898 года и жил в доме № 7 по Курбатовскому — как минимум до 1916-го. Это известно из справочников и описей имущества. Что там случилось в 1912 году? Почему Гашинский?

Но и это еще ладно. Сегодня я узнала, что дом по Климашкина 7 уже давно находится в планах на глобальную реконструкцию. Состояние у него, и правда, аварийное. Недавно возле него стали возводить леса. Вчера начали что-то там долбить на дороге, по Климашкина. Вчерашняя статья в «Новой газете» оставляет печальное впечатление. Все это очень грустно. Дом, разумеется, нуждается в существенном ремонте, реконструкции, оживлении наконец. Потому что умирает. Но получит, видимо, перестройку.


Так домик выглядел год назад


А так должен выглядеть после «реконструкции»

Печально, что и нынешнее состояние домика, и гипотетическая перестройка осложняются тем, что Новопресненский переулок был проложен по бывшему руслу речки Пресни, соединявшей систему Пресненских прудов. Она, в сущности, и сейчас соединяет, в трубе.
На плане 1852 года очень хорошо видны воды этого района.


Самый нижний переулок, пересекающий Малую Грузинскую, — Курбатовский. А на пересечении его с речкой Пресней как раз и стоит сейчас дом 7.