Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

amatller

Дом Перцова


Вот что пишет в мемуарах младшая дочь Перцова Зинаида: «…жил в нашем доме известный оригинал и чудак — Поздняков. Свою квартиру из четырех громадных комнат он устроил необычайным образом. Самая большая, почти зала, была превращена в ванную (братья мои бывали у Позднякова, они подробно описали мне ее устройство). Пол и стены были затянуты черным сукном. Посреди комнаты, на специально сооруженном помосте, помещалась громадная черная мраморная ванна (вес 70 пудов). Вокруг горели оранжевые светильники. Огромные стенные зеркала отражали со всех сторон сидевшего в ванне. Другая комната была превращена в зимний сад: паркет засыпан песком и уставлен зелеными растениями и садовой мебелью. Гостиная была прелестная — с тигровыми шкурами и художественной мебелью из карельской березы. Хозяин принимал в ней посетителей в древнегреческой тоге и сандалиях на босу ногу, причем на ногте большого пальца сияла бриллиантовая монограмма. Прислуживал ему негр в красной ливрее, всегда сопровождаемый черным мопсом с большим красным бантом! Вот этой-то фантастической квартирой и прельстился вначале Лев Давыдович Троцкий: Не знаю только, заимствовал ли он также у Позднякова его греческую тогу и сандалии!»
http://um.mos.ru/contest/tell-about-house/works/3779/
amatller

Лебеди над Гнездниковским

Это было несколько лет назад. Мне удалось подняться под крышу здания напротив дома Нирнзее в Гнездниковском и рассмотреть панно с лебедями.


Через несколько дней, еще под впечатлением от увиденного, я шла по Театральному проезду и остановилась на светофоре. Нужно было ждать, я стала рассматривать Метрополь и — к своему изумлению — увидела то же самое панно


Увы, ни в какой литературе я не нашла объяснения этому дублированию, да и вообще не встретила никакой истории панно в Гнездниковском, кроме упоминания художника Александра Головина, его автора.

В недавнем номере «Московского журнала» (если не ошибаюсь: не могу сейчас проверить) есть фотографии двух этих панно и несколько слов о том, что Нирнзее заказал для своего дома реплику. Увы, никаких ссылок на источник. И здесь же — забавное предположение о том, почему панно в Гнездниковском висит так высоко и неудобообозримо) Будто бы архитектор специально там его повесил, чтобы видеть картину из своего дома в Трехпрудном.

amatller

Московские фотоателье: Иван Данилович Данилов

А я между тем начну новую для этого журнала тему: московские фотоателье.

Фотография Ивана Даниловича Данилова находилась на Мясницких воротах, в доме Кабанова, против телеграфа. Номер дома был то 30, то 2, то 28 на Мясницких воротах. То ли ателье переезжало, то ли менялся номер дома?
Летом фотограф открывал «филиал» на станции Пушкино Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги.

Иван Данилович Данилов фотография
Collapse )
amatller

Фасад

Из записки Э.-Р. Нирнзее в городскую управу о строительстве дома в Большом Гнездниковском:

Пять выступов по фасаду сделаны с исключительной целью, во-первых, разнообразить большую плоскость фасада и, во-вторых, средним выступом сгладить излом границы земли по середине владения. Выступая этими эркерами за тело стены лишь на один аршин, отнюдь не преследуется цель расширения площади 6 верхних этажей (Бессонов и Янгиров, с. 18–19).

По первоначальному проекту два нижних этажа должны были отделываться «под руст», фасад должен был быть оштукатурен, здание должен был венчать купол.



Первоначальный план фасада (из книги Бессонова и Янгирова)

В дальнейшем план изменился.
Бессонов пишет: «Фасад был облицован вошедшей тогда в практику очень экономичной глазурованной плиткой».
Купол заменило мозаичное майоликовое панно.

В наше время увидеть и оценить здание в полной мере, увы, не представляется возможным – из узкого Гнездниковского переулка оно видно только в очень искаженном виде, а от площади его скрывает дом № 17 по Тверской улице, построенный по проекту архитектора Мордвинова при реконструкции улицы Горького. В известной литературе о доме не встречается ни одного его плана или рисунка, соответствующего воплощенному проекту. Помочь представить себе дом Нирнзее могут только несколько старых фотографий, запечатлевших его со стороны Страстной площади.

Несколько видов дома — от «Москвы, которой нет»

Из книги Бессонова и Янгирова:

Осматривая десятиэтажный дом, и сегодня впечатляющий своими масштабами, нельзя не подосадовать. Кажется, что такое монументальное сооружение стоит явно не на месте. Узкий переулок и окружающие дома мешают обозреть здание целиком. А ведь оно проектировалось и строилось в расчете на целостное восприятие! Мы полагаем, что расчет архитектора был точен для своего времени, но конечно же не мог учесть последующей плотности застройки. Посудите сами: многоэтажный, высотный характер здания увеличивался возвышенностью, на которой оно было распложено. К тому же дом Нирнзее явно перекликался с прежней архитектурной доминантой, господствовавшей над Тверским холмом, – колокольней Страстного монастыря, как бы образуя с ней ось, пересекавшую Тверскую улицу и соседнюю площадь. Позднее эта ось была продолжена в глубь площади шестиэтажным редакционным зданием газеты «Известия», возведенным в 1926 году по проекту Г. Б. Бархина. Известно, что первоначально это здание проектировалось в 12 этажей, явно в противовес дому Нирнзее. Бархин, сам долгие годы живший в десятиэтажном гиганте, своим проектом стремился превзойти его и утвердить новую вертикаль, способную продолжить архитектурный спор разных эпох.