Category: литература

amatller

Московские фотоателье: Иван Данилович Данилов

А я между тем начну новую для этого журнала тему: московские фотоателье.

Фотография Ивана Даниловича Данилова находилась на Мясницких воротах, в доме Кабанова, против телеграфа. Номер дома был то 30, то 2, то 28 на Мясницких воротах. То ли ателье переезжало, то ли менялся номер дома?
Летом фотограф открывал «филиал» на станции Пушкино Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги.

Иван Данилович Данилов фотография
Collapse )
amatller

Фасад

Из записки Э.-Р. Нирнзее в городскую управу о строительстве дома в Большом Гнездниковском:

Пять выступов по фасаду сделаны с исключительной целью, во-первых, разнообразить большую плоскость фасада и, во-вторых, средним выступом сгладить излом границы земли по середине владения. Выступая этими эркерами за тело стены лишь на один аршин, отнюдь не преследуется цель расширения площади 6 верхних этажей (Бессонов и Янгиров, с. 18–19).

По первоначальному проекту два нижних этажа должны были отделываться «под руст», фасад должен был быть оштукатурен, здание должен был венчать купол.



Первоначальный план фасада (из книги Бессонова и Янгирова)

В дальнейшем план изменился.
Бессонов пишет: «Фасад был облицован вошедшей тогда в практику очень экономичной глазурованной плиткой».
Купол заменило мозаичное майоликовое панно.

В наше время увидеть и оценить здание в полной мере, увы, не представляется возможным – из узкого Гнездниковского переулка оно видно только в очень искаженном виде, а от площади его скрывает дом № 17 по Тверской улице, построенный по проекту архитектора Мордвинова при реконструкции улицы Горького. В известной литературе о доме не встречается ни одного его плана или рисунка, соответствующего воплощенному проекту. Помочь представить себе дом Нирнзее могут только несколько старых фотографий, запечатлевших его со стороны Страстной площади.

Несколько видов дома — от «Москвы, которой нет»

Из книги Бессонова и Янгирова:

Осматривая десятиэтажный дом, и сегодня впечатляющий своими масштабами, нельзя не подосадовать. Кажется, что такое монументальное сооружение стоит явно не на месте. Узкий переулок и окружающие дома мешают обозреть здание целиком. А ведь оно проектировалось и строилось в расчете на целостное восприятие! Мы полагаем, что расчет архитектора был точен для своего времени, но конечно же не мог учесть последующей плотности застройки. Посудите сами: многоэтажный, высотный характер здания увеличивался возвышенностью, на которой оно было распложено. К тому же дом Нирнзее явно перекликался с прежней архитектурной доминантой, господствовавшей над Тверским холмом, – колокольней Страстного монастыря, как бы образуя с ней ось, пересекавшую Тверскую улицу и соседнюю площадь. Позднее эта ось была продолжена в глубь площади шестиэтажным редакционным зданием газеты «Известия», возведенным в 1926 году по проекту Г. Б. Бархина. Известно, что первоначально это здание проектировалось в 12 этажей, явно в противовес дому Нирнзее. Бархин, сам долгие годы живший в десятиэтажном гиганте, своим проектом стремился превзойти его и утвердить новую вертикаль, способную продолжить архитектурный спор разных эпох.
amatller

Эрнест Ришард Карлович Нирнзее (около 1860 — ?/1918?)

О человеке, которому посвящен этот сайт, на сегодняшний день известно крайне мало.

В доступных источниках нет ни одной его фотографии. Нет уверенности и в том, что фотографии есть в архивах. Марии Нащокиной не удалось найти изображения Нирнзее для своего справочника «Архитекторы московского модерна. Творческие портреты».

Его имя пишут и произносят очень по-разному. Он и Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее (как пишут в своей книге Бессонов и Янгиров), и Эрнест (Ришард) Карлович Нирнзее (как указывает Мария Нащокина). Он и Нирензее – как зачастую произносили это имя в XX веке. «Помните, дом Нирензее стоял, над лачугами крышу взвеивая?»

Справочник «Вся Москва» за 1913 год дает такие сведения об архитекторе и его семье:

Нирнзее Эрн. Кар. Трехпрудный, д. 5, соб. Тлф. 408-67; 308-54 и 171-41. Чл. Моск. Автомоб. О-ва; Архит.

Нирнзее Варв. Ром. Трехпрудный 5/15.

Нирнзее Карл Карл., куп. Пресн. Ч., Курбатовский, соб. Д. Тлф. 28-82. Чл. Моск. Автомоб. О-ва; Вентиляция; Централ. Отопл. ; Слесарн.-механич. Завед.; дмвл.

Карл «купил небольшое владение в Курбатовском переулке на Пресне (ныне ул. Климашкина), открыл слесарно-механическое предприятие и быстро вышел в число преуспевающих, именуя себя в документах “московским купцом”» (Бессонов и Янгиров, с. 11).

Откуда родом семья Нирнзее? Фамилия как будто указывает на их германское происхождение. Бессонов и Янгиров пишут, что в начале XX века Эрнст-Рихард Нирнзее вместе с братом Карлом и сестрой Сусанной приехали в Москву из Варшавы. (Варв<ара> Ром<ановна> Нирнзее, живущая с Эрн<стом> Кар<ловичем> в одном доме, — очевидно, его жена.)

Не вполне ясно, как должно писаться имя Нирнзее в латинской транскрипции. Nirnsee? Nirensee? Niernsee?

Известен американский архитектор John Rudolph Niernsee (1814–1884), в 1820-х годах иммигрировавший в США из Вены, автор знаменитого здания The South Carolina State House (книга, посвященная его творчеству, на Amazon.com). Нет ли здесь родственных связей?

Очень много вопросов, остающихся пока без ответов.

Неясно и чем закончилась московская история и жизнь Нирнзее. Бессонов и Янгиров пишут, что «в начале 1918 года вместе с семьей выехал из России». Мария Нащокина предполагается, что 1918 год был последним в жизни архитектора и что он скончался в Москве.

Из книги Бессонова и Янгирова:

Личность этого московского зодчего до сих пор остается загадочной, а его вклад в историю московской архитектуры не оценен еще в должной мере. Имя Нирнзее, увековеченное городским обиходом в наименовании самой грандиозной его постройки, до недавнего времени не было в точности известно, и лишь благодаря строительным документам, нам удалось восстановить его подлинное написание. Неизвестным остается и объем архитектурного наследия зодчего. По данным журнала «Домовладение и городское хозяйство», только в 1911–1912 годах Э.-Р. Нирнзее была разрешена постройка семи зданий, преимущественно в пределах Садового кольца. По сегодняшним, весьма приблизительным данным, им было спроектировано и построено 15 зданий <информация 1990 года>, большинство из которых сохранились и сегодня впечатляют своим оригинальным обликом и внушительностью. Вот лишь некоторые из них: Пятницкая улица, 9/28 (1902), ул. Жолтовского, 10 (1910), Трехпрудный переулок, 5/15 (1911), 11–13 (1912–1913); Климентовский перулок, 6 (1912), улица Чкалова, 66 (1913)…

Мария Нащокина приводит список из 41 позиции <2005 год>.

Из книги Бессонова и Янгирова:

Эрнст-Рихард, по образованию инженер-строитель, открыл строительную контору и стал искать клиентов – домовладельцев, жаждущих развернуть доходное строительство. Поначалу он, видимо, занимался перестройкой и надстройкой существующих зданий, зарабатывая «имя» в многочисленной среде столичных зодчих. Первым же его воплощенным проектом, известным нам, стал двухэтажный жилой дом на Петербургском шоссе (Ленинградский проспект), построенный в 1901 году по заказу товарищества «Габай». В 1904 году он отстраивает особняк и небольшой доходный дом во владении старшего брата. Архитектурный «цех» был, вероятно, не слишком рад появлению нового мастера, конкурента. Не случайно имени Нирнзее не найти ни в списках Московского архитектурного общества, ни среди членов Русского технического общества. На протяжении всей жизни в Москве он, очевидно, так и остался чужаком среди собратьев по ремеслу.

Из книги Марии Нащокиной:

В 1898 г. переехал вместе с братом К. К. Нирнзее (тоже варшавским мещанином) из Варшавы. Подписывал чертежи — техник архитектуры — в 1900 г. получил право на производство строительных работ; где получил профессиональное образование — неизвестно. Удачливый коммерсант и весьма плодовитый архитектор — автор многочисленных московских домов, которые нередко демонстрировали конструктивные и функциональные новшества. С конца 1900-х гг. владел собственным архитектурным ателье в Москве (располагалось в его собственном доме в Курбатовском пер.).

Творческий метод Н. базировался на компиляции композиционных приемов и форм, заимствованных, скорее всего, из разнообразных печатных источников — журналов, газет, книг, профессиональных увражей. Его постройки не обнаруживают ни явно выраженных авторских пристрастий, ни индивидуального почерка. Архитектор с легкостью переходил от одной стилистики к другой, глубоко не вдаваясь в их специфику; для него «стиль» был только внешним «декором», накладываемым на фасад по желанию заказчика.

Впрочем, такой «коммерческий» подход к проектированию был своеобразным знамением времени. Расширяющиеся международные профессиональные связи и контакты именно в эпоху модерна стали предопределять распространение стиля, развитие стилеобразующих тенденций. Особо этому способствовала профессиональная литература и периодика, недаром Александр Бенуа констатировал: “Стиль для современного архитектора — это просто увражи в его библиотеке” (Бенуа А. О новом стиле // Речь, 1917, № 45, с. 2).

Дома Нирнзее